22:46 

Хогвартс УПС. Возрождение. Первый день.

25 Мая,
Понедельник.
Полчаса до лекции по УЗМС.

В синих занавесках гостиной Рейвенкло запуталось солнце.
Мисс Эйвери представляет факультету нового профессора: мисс Мелинду
Саммерби, преподавателя риторики, присланную нам Министерством. Я
разучилась безосновательно и сразу, доверять незнакомым людям.
Возможно, поэтому мисс Саммерби произвела на меня не самое лучшее
впечатление. Её привычка постоянно вертеть в руках палочку, заставляет
меня нервничать. Не дает сосредоточиться на смысле того, что она говорит.
Нам повторяли- «Волшебная палочка- ваше оружие!». Я запомнила это.
Поэтому меня нервирует привычка профессора Саммерби крутить свое
оружие в руках всегда, без видимой причины.

Военное положение утомляет. Каждый день начинается одинаково:
построение, завтрак, полчаса на сбор вещей. Построение, лекция.
Монотонность не оставляет места лишним страхам, дисциплина создает
впечатление что взрослые контролируют происходящее.
УЗМС тоже ведет новый преподаватель, мисс Оливия Берк. Ее улыбка,
голос, и то, что она говорит, не вызывают никакого недоверия. Напротив,
хочется слушать, вдумываться, и конспектировать. Возможно, не все люди
присылаемые в Хогвартс Министерством неприятные и опасные ( как тот
сэр, что вел факультатив по осознанным сновидениям) или подозрительные (
как мисс Саммерби ). Лекция проходит очень живо и вдохновляюще. Я
записываю тему для эссе, затем, чтобы написать его сегодня же вечером.
Факультеты строятся, возвращаясь в основной корпус. На крыльце,
нашей дружной колонне встречается тот, кто, лично мне кажется
подозрительным, неприятным и опасным одновременно – мистер Йоханес
Моритани, еще один новый профессор, прибывший из Министерства.
Профессор Моритани разговаривает с кем-то из студентов. Невольно слыша
обрывки разговора, пытаюсь заглушить мрачные мысли, на которые
объективно не имею права, из-за отсутствия фактов.

На лекции по трансфигурации думаю о классификациях волшебных
существ, магических расах, и усилием воли заставляю себя сосредоточиться
на обдумывании законов изменения предметов. Напротив меня, мистер
Тибальт Митчелл обнял диванную подушку и уснул. Конспектирую и
завидую молча, потому что мне не позволит совесть поступить так же.
По окончанию трансфигурации, сосредоточенно пялюсь в расписание
факультативов. Почему нельзя быть в нескольких местах одновременно?
Колдомедицина, зелья. Все так интересно! Ниже – факультатив с красивым
названием «Стратегия и тактика ведения магического боя». Я разрываюсь.
После пяти минут, проведенных в сплошных сомнениях, решаю спросить
совета у кого-нибудь из старшекурсников. В спальне я встречаю мисс КируВольстен.
Кира логически убеждает меня, что колдомедицина- это в первую
очередь теория. Теорию можно выучить по чужим конспектам. «Маханию
волшебной палочкой» меня научат на лекциях по ЗОТС. А практику в
приготовлении зелий не заменит чтение книг или чьих-то конспектов. Зелья
обязательно пригодятся в будущем. Я вздыхаю, оглядываясь на расписание
факультативов, внимаю голосу рассудка и иду собирать в сумку горелку,
котел и ингредиенты.
Мы привычно строимся. Мисс Роуз Дарлинг ведет нас на факультатив в
корпус преподавателей. На месте выясняется что первокурсник с
Гриффиндора забыл в башне котел. Ходить поодиночке запрещено военным
положением, поэтому я и первокурсница Хаффлпаффа вызываемся его
проводить.

Путь в гриффиндорскую башню лежит через холл второго этажа. Так
случилось, что именно в этом холле вот-вот должен был начаться
факультатив по стратегии и тактике ведения магического боя, которым я
пожертвовала для того, чтобы пополнить свои знания в области
зельеварения. И я тут же убеждаюсь, что поступила правильно. Факультатив
ведет неприятный и подозрительный мистер Йоханес Моритани. Я
прислоняюсь спиной к стене у входа в холл. Сквозь полупрозрачную
занавеску, отделяющую коридор от холла, я вижу, как нервно ходит от стены
к стене мистер Моритани. Что ж, факультатив должен быть начат. Профессор
приглашает меня присоединиться. Я отвечаю, что вынуждена отказаться,
поскольку выбрала факультатив по зельям, и сейчас жду Гриффиндорца,
забывшего в башне свой котел. Йоханнес презрительно фыркает, неприятно
отзывается о зельях, намекая на бесполезность всего, что не связано с
практикой боя. После он говорит, обращаясь уже к студентам:
– Достаньте свои волшебные палочки, и положите их перед собой.
Подавляю мелькнувшую в голове мысль, что это подозрительно, и я бы ни за
что не рассталась со своей палочкой, услышав подобные указания.
Замечаю второго профессора, сидящего в углу аудитории. Кажется, ведет
физическую культуру. Увы, я не могу вспомнить его имя. Йоханнес в
довольно резкой манере просит его встать. Краем глаза уловив резкие взмахи
палочкой, я отрываю взгляд от стены и смотрю сквозь занавеску на то, как
Моритани выводит рукой круги, жест, которым меня убили во сне! Пытаюсь
подавить панику. Нет, быть не может!
– Авада кедевра! - кричит Моритани, и делает выпад. Профессор
физкультуры падает, глухо ударившись о пол.
Йоханнес поворачивается к студентам. В голове проносятся картины из
страшного сна, который тогда не казался мне сном. Труп мисс Фаул, смерть
мисс Дарлинг и моего декана. В комнате студенты. Сейчас на моих глазах он
убьет их всех, по очереди. Нет, чего бы мне это ни стоило!Я выхватываю палочку.
Два шага в холл, два простых жеста.
– Инкарцеро, Ступефай!
Убедившись, что Моритани упал, бегу к лестнице. Я видела там кого-то из
профессоров, когда поднималась! На лестницах отличная акустика, меня
услышат, должны услышать!
Бессилие душит. Кричу, и не узнаю свой голос:
– Взрослые, кто-нибудь! Убили человека!
Топот сапог, шаги, голоса. В проходе вижу Профессора Треверса. За ним
идут люди. Я сделала все, что могла. Бегу в женскую спальню, сажусь на
кровать. У меня дрожат руки.
Из коридора доносится вопрос «Кто сложил профессора?», повторяемый
разными голосами. Мерлин, что я наделала? Я достойно отвечу за все.
Поднимаюсь, убеждаю себя, что могу ходить, не цепляясь за стены. Выхожу
в злополучный холл.
– Это сделала я.
Голоса вокруг смешиваются в сплошной неопределяемый шум. Меня за руку
берет староста, мисс Фаул. Профессор Треверс ведет нас по лестнице вниз,
мимо колонны профессоров. Проходя мимо мистера Макнейра, я отчаянно
смотрю на него, бормоча извинения. Эва тянет меня куда-то, я не знаю, куда
и зачем. Между деревьев, у корпуса преподавателей, замечаю рядом с собой
профессора Снейпа. Он, и мистер Треверс говорят мне что-то. Смутно
различаю их слова: «герой», «Отличная реакция, достойная взрослого
волшебника!», « Я, как Исполняющий Обязанности Директора, возьму на
себя ответственность при необходимости защищать Вас перед лицом
Министерства», «Если бы это была не показательная лекция, а реальная
ситуация, Вы спасли бы немало жизней…»
Показательная лекция? Нет, я не буду об этом думать. Я не могу, не
понимаю, что они говорят. Я хочу тишины.
Меня ведут к колдомедику. Мадам Помфри накладывает на нас с Эвой
заклинание Эйфории. У нас дружно начинается нервный смех.
Профессор Снейп, оценив ситуацию, решает самолично сварить мне
успокоительное.
Я иду за ним, сквозь комнату, в которой вовсю идет факультатив по зельям.
Профессор приглашает меня в пустой кабинет психолога. Ставит на стол
горелку, приносит котел. Протягивает мне шоколадку.
Я плохо помню, о чем беседовали Исполняющий Обязанности господина
директора и внезапно вернувшаяся мисс Треверс. Зелье булькало в котле. Я
вслушивалась в этот звук. В голове стучали мысли: «Почему меня неспросили,
откуда я знаю эти заклинания?
Может быть, меня об этом уже не спросят? Пожалуйста, Мерлин, хоть бы не спросили!»
И тут, профессор Снейп серьезно посмотрел на меня, и задал именно этот
вопрос.
– Мисс Демирунг, откуда Вы знаете боевые заклинания второго и третьего
класса?
Он. Один из немногих профессоров, имеющих мое полное доверие. Кому я
смогу рассказать, если не ему?
–Я смогу ответить Вам только в приватной беседе, профессор.
Мисс Треверс оскорбляется моим ответом и хочет выйти из кабинета. Между
ней и профессором Снейпом происходит короткий, убийственно вежливый
диалог о причинах и степени доверия студентов. Это отвлекает профессора
Снейпа от вопроса, к которому мне совсем не хочется возвращаться. Он
протягивает мне зелье в небольшом серебряном бокале.
–Пейте. Да, горько и неприятно, но очень эффективно.
Я выпиваю залпом, не замечая вкуса. Прошу разрешения присоединиться к
факультативу.
Направляюсь в нужный кабинет. Сажусь на свое место. Мне спокойно.
Записываю в блокнот рецептуру. Когда пришло время практики, я вызвалась
промыть щетину муркомля. У выхода из преподавательского туалета, мне
встретилась миссис Астарта Паркинсон. Её вопрос заставил меня замереть на
пороге, с котлом в руках.
– Откуда вы знаете эти заклинания, мисс?
Я попыталась избежать ответа, сказав, что сейчас идет факультатив, и на нем
ждут щетину, которую я промывала. А разговор выйдет долгим. Миссис
Паркинсон ответила, что я могу отнести щетину и вернуться к разговору, так
как она никуда не торопится. Я поняла, что пропала.
Миссис Паркинсон ждала меня на том же месте. Она повторила вопрос. Я
стояла перед ней, опустив голову и стараясь собраться с силами. Её
настойчивость не оставляла мне выбора.
Там, у входа в профессорский туалет, я рассказала ей все, что могла.
– Юна, произошедшее не было нападением. Это была показательная лекция.
Упавший профессор жив.
Мир поплыл перед глазами.Я попыталась зажечь Люмос.
Безуспешно.
Я смотрела на кончик палочки, чувствуя себя пианистом, которому оторвало
руки.
Из-за перерасхода сил, я потеряла свою магию.
– Я сообщу Вашему куратору и Декану. Вы понимаете, что не стоит
говорить об этом тому, кому знать об этом не стоит.
Я сквиб.
Все, что связывало меня с погибшим отцом…
Нет, я не имею права плакать здесь.
Спальня. Я должна дойти до спальни.
Для этого нужно зайти на факультатив, отпроситься, забрать свою мантию и
вещи. Да возьми ты себя в руки, Юна! Умеешь ошибаться, умей выносить
последствия!
Шатаясь, дохожу до своего столика, отдаю ингредиенты оставшимся
рейвам, и не своим голосом прошу разрешения покинуть факультатив.
Я его получаю.
Выхожу на улицу, чтобы дождаться миссис Паркинсон, вызвавшейся
проводить меня до гостиной.
Стою, прислонившись спиной к стене. Мантия в руках, галстук перекошен.
Мимо подходит профессор Макнейр. Он смотрит мне в глаза. Я опускаю их.
Меня душат невыплаканные слезы.
Нужно дойти до спальни!
Солнце печет.
Я смотрю в небо.
Я почти не существую.
По лестнице в верхнюю учительскую поднимается профессор Треверс. Он
ловит мой не видящий взгляд, останавливается, и говорит:
– Это стоило того.
Я в растерянности развожу руками.
– Разве Вы знаете… Чего именно мне это стоило?
– Да. –улыбается- Вы молодой организм, восстановитесь.
Ко мне подходит миссис Паркинсон.
Я отлипаю от стенки и иду вслед за ней, захлебываясь чувствомбеззащитности,
сравнимым с неожиданной потерей всей одежды.
В пустой спальне я наконец-то плачу, зубами сжимая подушку.


***
Дальше – ад.
Беседа миссис Паркинсон с Софи: «Ваша подопечная потеряла магию. Вам
придется защищать ее. Не оставляйте ее одну.»
Беседа с Софи наедине.
Бесконечные оправдания, сидя напротив нее, на чьей-то пустой кровати.
«Я разочарована в тебе, Юна!»
Люмос-нокс, люмос-нокс – безрезультатные старания.
В пустой комнате – палочка, кинутая на кровать. Зачем мне эта бесполезная
штуковина?!
Но без нее я совсем не чувствую себя волшебником. Если у меня не будет
палочки в рукаве, я совсем потеряю покой. Нет уж, она меня выбрала, и я
буду носить ее с собой, пока имею на нее право!
Из гостиной в спальню – конвой. В туалет – конвой.
Я беззащитна, и я потеряла свободу.

Общее построение к ужину.
В строю я тоже держу за руку Софи. Стою с левой стороны от нее, чтоб при
случае ей было удобно достать палочку.
Ужин прошел как обычно. Факультеты строились перед обеденным залом,
когда послышались взрывы. Сначала далеко впереди. Слева. После- чуть
ближе, с правой стороны. Софи до боли сжала мою руку, требуя, чтобы я
спряталась за ее спину. Все, даже самые младшие, прибывшие едва ли на
прошлой неделе, стояли, нацелив палочки в серый, неприятно пахнущий
дым. Я вместо палочки сжимала тонкую руку мисс Эпин. Старшекурсники
вынудили нас вжаться в стену. Я стояла за спиной Софи. Мне было до
тошноты не страшно. Меня прижало смирение с тем, что от меня тут ничего
не зависит. Что бы тут ни происходило – или мы умрем, или выживем. Скоро
будет известно, что именно. Кажется, я сказала это вслух, потому что Софи
больно дернула меня за руку. И тут, взрывы посыпались прямо перед нами.
На расстоянии всего нескольких шагов. Софи закрыла меня собой.
Профессора бросились к облакам дыма, но никого не обнаружили в них.
Нам было приказано колонной бежать в бальный зал. В нем студенты
сбились в кучу, уже стали успокаиваться, когда услышали лошадиное
ржание, доносившееся из ниоткуда. Как будто его излучали стены.


В Рейвогостиной заговорили о лекции по истории магии, и всадниках
апокалипсиса.

Стемнело.
В гостиную зашли профессора, собирать старших в патруль.
По разным причинам, трое наших старшекурсников отказались идти.
Профессорами это было воспринято как бунт.
Старшие стояли молча.
Только трое младшекурсников возмущались вслух.

В холле был внезапно организован пацифический вечер. Студенты пели,
передавая друг другу гитару. Кто-то дал гитару мне, и я спела песню,
которую написала своему синему факультету.

***
В окна башни старой
Льется свет луны.
Глушит звук гитары
Бархат тишины.

Тает день вчерашний.
Ясно и светло
В факультетской башне
Рейвенкло.

Книги мы читали,
Видя жизнь меж строк.
Повзрослеть заставил
Нас ее урок.

Вместо биографий
След прошедших дней -
Лица с колдографий
На стене.

Солнце, улыбаясь
Ясно и светло,
Тронуло пергамент,
Книгу и перо.

Искры звезд уныло
Льют прощальный свет.
Просыпайся, милый
Факультет!

На столах горели свечи, а за окном – звезды. Четыре факультета сидели
вперемешку, пели, и всем гораздо проще верилось, что скоро война
закончится.
Кто-то из взрослых попросил нас разойтись по гостиным.

***
Отбой.
Профессора в военной форме и тяжелых сапогах ходили по башне, проверяя,
все ли в своих кроватях.
После, они ушли, погасив во всей башне свет.
Пусть завтрашний день будет лучше, чем тот, что был сегодня.
Спать.



***
Теперь пожизневка.

Не знаю, как я пережила бы этот день без этих замечательных людей.
Огромное спасибо:
Мистеру Моритани- вы сделали мою игру.
Профессору Снейпу, за зелье, энергетик и поддержку.
Миссис Паркинсон, за очень-очень многое. Сами знаете за что.
Софи, за то что не убила на месте.
Профессору Треверсу. Вы дали мне надежду, и меня спасла Ваша снисходительность.
Аллену, за много-много пожизневого успокоительного.
Тиму, за долгий разговор.
Виктору, за персонажное доверие.
Мисс Оливии Бёрк, за интересную лекцию. Мой персонаж неожиданно полюбил УЗМС.
Профессору Макнейру- за понимание. И сами знаете за что.
Рейвенкло- за вдохновение, которого хватило на то, чтоб написать вам песню.

"Она просто нечаянно, но как всегда" (Професор С. Снейп)
Ваша Юна Демирунг.

URL
   

Frühling

главная